Рубрика: Душевное

Мы отпраздновали 30-ю годовщину окончания военно-политической спецоперации СССР в Афганистане 1979-1989 годов и скоро будем отмечать 40-летие ввода Советских войск в Афганистан. А потому появилось скромное желание, бегло посмотреть вековую историю Афганистана и его войн в этот период, а также понять как эта небольшая страна в центре Евразийского материка стала точкой притяжения для крупнейших сверхдержав […]

Читать дальше

Помните это «Я вспоминаю утренний Кабул…». Муромов, Михаил. Вероятно, единственно, что сделал в жизни хорошего. Но не о нем. Я тоже вспоминаю. Мы стоим в тени небольшой, но очень густой рощицы, у ног сходятся в потоке три арыка давая начало четвертому. Удивительно прохладно. Так прохладно, что не реально здесь в провинции Герат и сейчас летом […]

Читать дальше

Праздники на войне случай особый, к ним готовятся, их проводят с двумя прямо противоположными чувствами — с чувством обостренной опасности и с чувством разгульного веселья. Обостренное чувство опасности присуще в дни праздника как рядовому и сержантскому составу, так и офицерскому во всех его звеньях. Одних волнует, как погулять и притом не попасться на глаза старшему […]

Читать дальше

27 декабря в Кушке было просто страшно холодно, порядка минус 10 — 12 с влагой и ветерком. Издевкой казалось само название города, а находящееся в километре от стеклянной дежурки парка боевых машин, кафе «Арктика» казалось, претворяет в жизнь свое ёрническое, для самой южной точки страны название. Просидев в замерзающей и пустой Кушке (14 декабря все […]

Читать дальше

И дернул меня черт. Мы сидели на кухне ярким солнечным днем, и не было, ни в этом воздухе, ни в сознании, никакого, даже малого намека на смертельную опасность. А опасность в виде молоденькой, и даже очень хорошенькой девушки, лет от силы двадцати, сидела напротив нас с Сергеем и спокойно ела пирожок с повидлом. Она была […]

Читать дальше

– Нехорошо, это, как-то. Душа, все-таки. – пробормотал про себя доктор Фауст.  Его гость сидел на крепко сбитом стуле в припортовой таверне Ливерпуля в году эдак 1680 от рождения Христова, и потягивал ром, не отрывая взгляд от доктора.  – Хотя с другой стороны…  Доктор был уже не молод, умудрен знаниями и жизненным опытом, который столь […]

Читать дальше

Пистолет не был вообще пистолетом, так как в моем понимании пневматика оружием не является. Хотя с другой стороны какие-то очень дотошные немцы старались разрабатывали эту систему, доводили отдельные части и детали, облегчали вес изделия, шлифовали дизайн, то бишь старались. Пистолет, ладно пусть это будет все же пистолет, хорошо лежал в руке, но ощущение грозности никак […]

Читать дальше

Старые зарисовки напоминают газеты под третьим слоем обоев, читаешь их и понимаешь, что, написанное волновало автора сих строк, и тогда. Всматриваешься в те тексты как в иную реальность, которая когда-то была твоей. Другое время, другие люди, другие чувства. Большинство публикуемого сегодня было написано одиноким человеком, это чувствуешь с первых строк, и у меня даже был […]

Читать дальше

Они сидели в кабинете врача психиатра в соответствующем отделении земской больницы – две женщины по роду своей службы носящие форму, одна серую, другая белую и один мужчина, в грязных стоптанных туфлях. Он говорил. – Меня тогда звали Серый. Я не знаю, почему так звали, но помню, что меня очень уважали, может быть, я Сергей, я […]

Читать дальше

 Они призывались из одного военкомата, десять здоровенных пацанов спортсменов, боксеров, самбистов. Все попали в одну учебку, в знойном южном городе, где арбузы стоили дешевле хлеба, лепешек точнее. Вместе попали в пехотный полк «за речкой», точнее со стороны Кушки речки как таковой не было, но словооборот был, и его применяли. После тяжелых боев в 1983-ем от […]

Читать дальше

Они встречались давно почти два месяца. Два месяца, когда тебе всего восемнадцать это очень много. Два брата, с двумя подружками. Две подружки, не разлей вода с двумя вечно сорящимися по пустякам братьями. Старший был старше младшего всего на год, так родители захотели, думали, что малая дистанция в возрасте не даст им сориться. Не получилось, ссорились […]

Читать дальше

Их было трое. Молодые образованные ребята решившие заняться делом. Дело в современной русской лексике это что угодно, кроме прямого и первоначального смысла этого слова, которое нынче подменилось словом бизнес. Они посидели, и решили, что лучше всего зарабатывать деньги на том, что знаешь и что любишь. Так как все они были заядлыми меломанами, то решили открыть […]

Читать дальше

Расставание было мерзопакостным, как впрочем, и все расставания на белом свете. Она кричала на него, не обращая внимания на то, что он уже давно стал другим, и желания покорятся в нем нет. Она пыталась остановить его даже тогда, когда сама ушла от него. Ушла, но пыталась не дать ему уйти к другой. Чувство собственичества, что […]

Читать дальше

Больше всего на свете он любил утро субботы, когда можно было забить на все и просто делать все, что хотелось. Чаще всего, правда, почему-то хотелось банально валяться в постели, но, понимая, сколько ущербен подобный подход к шаббату, он вставал и начинал что-то делать. Чаще это была писанина. Писать — это был для него процесс, священнодействие, […]

Читать дальше

Все затихло в Москве. Редко, редко где слышится визг колес по зимней улице. В окнах огней уже нет, и фонари потухли. От церквей доносятся звуки колоколов и, колыхаясь над спящим городом, поминают об утре. На улицах пусто. Редко где промесит песок со снегом ночной извозчик, и, перебравшись на другой угол, заснет, ожидая седока. Пройдет старушка […]

Читать дальше

Простая, в общем-то, история. Жил мужик, в советской армии служил рядовым, водителем какого-то генерала, потом по комсомольской путевке прямо после Армии в комсомольскую школу, потом институт, защита кандидатской, а параллельно партийная карьера. Мало ли в те времена было таких молодых и энергичных ребят. Опять же семейная жизнь, жена, ребенок. Прошли годы, развалился Союз, вместе с […]

Читать дальше

Усталый и шатающийся он пришел домой и лег не переодеваясь в домашнее на диван. Умный диванчик, подумалось ему, когда одна из ручек стала надуваться воздухом, неторопясь превращаясь в подушку. Он вяло, и немного опасаясь, что его капризная система не идентифицирует голос, приказал: «Телевизор, BBC Russia». Вялый мало чего понимающий взгляд уперся в гигантское, даже по […]

Читать дальше

С ней было странно. Нет, он даже не так, даже не знает, было ли с ней, или может быть, ее просто не было — он ничего не знает. Он подумал, что это его даже не сильно беспокоит. Руки легко лежали на «клаве» и он пытался вспомнить это. Он пытался вспомнить, а ему казалось, что он […]

Читать дальше