Рубрика: 2 Искусство из войны

Каждый год 18 апреля я праздную второй День Рождения. Традиция обязывает подобный день отмечать в честь пережитой смертельной опасности, и я от неё, от традиции не отхожу. 18 апреля 1980 года в Афганистане, недалеко от Герата, у кишлака Истрав был тяжелый бой. В том бою душманы, которых, впрочем, мы в те времена ещё звали, просто […]

Читать дальше

Мы отпраздновали 30-ю годовщину окончания военно-политической спецоперации СССР в Афганистане 1979-1989 годов и скоро будем отмечать 40-летие ввода Советских войск в Афганистан. А потому появилось скромное желание, бегло посмотреть вековую историю Афганистана и его войн в этот период, а также понять как эта небольшая страна в центре Евразийского материка стала точкой притяжения для крупнейших сверхдержав […]

Читать дальше

Помните это «Я вспоминаю утренний Кабул…». Муромов, Михаил. Вероятно, единственно, что сделал в жизни хорошего. Но не о нем. Я тоже вспоминаю. Мы стоим в тени небольшой, но очень густой рощицы, у ног сходятся в потоке три арыка давая начало четвертому. Удивительно прохладно. Так прохладно, что не реально здесь в провинции Герат и сейчас летом […]

Читать дальше

27 декабря в Кушке было просто страшно холодно, порядка минус 10 — 12 с влагой и ветерком. Издевкой казалось само название города, а находящееся в километре от стеклянной дежурки парка боевых машин, кафе «Арктика» казалось, претворяет в жизнь свое ёрническое, для самой южной точки страны название. Просидев в замерзающей и пустой Кушке (14 декабря все […]

Читать дальше

Праздники на войне случай особый, к ним готовятся, их проводят с двумя прямо противоположными чувствами — с чувством обостренной опасности и с чувством разгульного веселья. Обостренное чувство опасности присуще в дни праздника как рядовому и сержантскому составу, так и офицерскому во всех его звеньях. Одних волнует, как погулять и притом не попасться на глаза старшему […]

Читать дальше

Они сидели в кабинете врача психиатра в соответствующем отделении земской больницы – две женщины по роду своей службы носящие форму, одна серую, другая белую и один мужчина, в грязных стоптанных туфлях. Он говорил. – Меня тогда звали Серый. Я не знаю, почему так звали, но помню, что меня очень уважали, может быть, я Сергей, я […]

Читать дальше