Глава.03 Друзья

Дождь яростно бил крупными каплями по крыше веранды, бил так, словно решил снести ее напрочь. Вода стекала с крыши толстыми извивающимися жгутами, и падала в тот бетонный желобок, который еще в семидесятом залил отец Генки. Он помнил, как отец говорил, поучая его: «Если не отвести дождевую воду от дома, она просочиться под дом и дом сгниет. Дождь враг твоего дома, а бетон его друг, его защита». Хороший был у Генки отец, и мастер, золотые руки, и просто человек, которого все любили. Немногословный был, но в помощи никому не отказывал, да и слово нужное к моменту сказать мог. 

Генка сидел на веранде, и вспоминал отца, а во дворе, яростно хлестала по старому дырявому тазу вода, падающая с крыши сарая. Таз истошно звенел, на него испуганно таращился из своей конуры Тузик, но идти за плащом Генки было лень, и в борьбе за спокойствие он выбирал терпение этого звона, но никак не поход за плащом и гонку под этими низвергающимися небесами. Тузик сидел на цепи. Обычно он на ней не сидел, но сейчас он отрабатывал свой срок, за очередную длительную самоволку из дома. Лариса, все вступалась за него, говорила, мол, где нынче после катастрофы молодому, здоровому псу подружек искать, вот и бегает за тридевять земель, но Генка был неумолим, побаловался — ответь. Тузик сидел на губе второй день.

После ужина дождь, а точнее тропический ливень стих, а по небу поплыли подсвеченные вечерней зарей кучевые облака, но особо любоваться красотами небес Генке жена не дала, впрягла в никогда не оканчивающуюся домашнюю работу, а когда Генка снова вышел во двор, было уже совсем темно. В небе, временами выныривала из под облаков луна в три четверти, и двор, то ярко освещался под ее лучами, то резко погружался во тьму. Тузик, увидев хозяина, приветливо застучал хвостом по стенам конуры. Генка потянул свежий воздух после дождя, мечтательно посмотрел на напарницу планеты Земля, и вздохнул. Он чуть ли не с пацанских лет мечтал купить себе телескоп, небольшой, системы Маскутова, но достаточно мощный, чтобы рассматривать ближайшее небесное светило. В последнее время мечты несколько подкорректировались и теперь ему уже было мало, просто подзорную трубу, он хотел приличный инструмент, крат эдак в 600-800, с системой наведения и удержания астрономического объекта, с насадкой-переходником с окуляра на цифровую фотокамеру. Вот тогда бы он бы тогда вступил в кучу астрономических интернет-сообществ, и начал бы неспешно обрабатывать небосвод, на поиск, комет, астероидов, и других объектов системы. Но пока, увы, семья требовала средств на себя, а потому на хобби денег не было. Приятность мечтаний, и спокойствие вечера вдруг нарушил тихий и неприятный рокот. Из будки Тузика, раздавалось тихое злобное рычание. Генка удивился.

– Ты, что пес, белены объелся?

Тузик, не обращая внимание на голос хозяина продолжал утробно рычать, и тогда Генка напрягся. Чтобы Тузик начал вот так рычать, причина нужна сверхосновательная. Он всмотрелся в тень от старого сарая, который уже давно хотел порушить, да никак времени на это не находил. Тень сарая на ярко освещенном луною дворе, колыхалась. Точнее колебался как на ветру край тени, чего в принципе быть не могло. Вдруг совершенно из ниоткуда, даже вроде и не из тени, во двор выпрыгнуло нечто, похоже на ту нечисть, что рисуют голливудские мастера по спецэффектам, когда хотят показать духов нечистой силы. О двух руках, двух ногах с головой на длинной, длинной морщинистой шее, с острыми наростами по всему телу, оно мягко и беззвучно сделало шаг в сторону Генки. Генка поневоле замер глядя на такое, только где-то на заднем плане, в глубинах второго подсознания шевельнулась мысль, о том, что хорошо, что жена детей укладывает.

Создание плавно, как в замедленной съемке повело головой по полудуге, то ли высматривая, то ли вынюхивая, что-то, но Генка сразу понял, кто именно нужен этой жуткой твари. Он попятился, споткнулся о ступеньку и уселся на задницу. Существо резко вздернуло свой невидящий взгляд в его сторону и тут одновременно произошло несколько событий. Тузик с диким рыком рванул из конуры, и вылетел из нее, таща за собой вырванную из скобы металлическую цепь, на которой сидел. Существо рвануло в прыжке на Генку, а между Генкой и Этим мелькнула тень. Далее все смешалось в какой-то жуткой кутерьме, которая страшно удивила Геннадия, так как происходила в полнейшей тишине. Как такое могло быть, он не понимал, но видел, как абсолютно беззвучно свалился штакетник огорода, как взлетел, бедолага таз, что так звенел днем, как брызнули стекла нового сарайчика, где у Генки была мастерская. В кутерьме принимали участие, незваный гость, Тузик, его цепь, и, конечно же, взявшийся как всегда ниоткуда Змей.

Последний факт несколько успокоил его, так как, по меньшей мере, два раза от Змея уже была польза. Однако, коалиция в пользу Генки начала сдавать, а сквозь реальность, начал просачиваться звук драки. Было приглушенно, как бы издалека слышно, как злобно рычит Тузик и рвет и мечет чужака в клочья, был слышен шелест, с которым Змей умудрялся переносить свое огромное тело в разные точки поля боя, и наносить, тяжелые тупые удары по противнику. От противника, и впрямь летели клочья, как если бы на нем была какая-то одежда, которую рвали. Вот он сделал два ложных выпада, и одновременно три удара, одной ногой и двумя руками, в результате чего и Тузик и Змей, оказались отброшены метров на пять из эпицентра сражения. Ночной гость прыгнул в сторону Генки и …   И упал прямо перед его ногами, как если бы врезался в стекло. Когда он по-человечьи встряхнул головой, и посмотрел Геннадию глаза в глаза, у того по коже побежали мурашки, размером с приличных тараканов, столько в них было ненависти и злобы. Генка, не мигая, смотрел на пришельца, а когда моргнул, и того уже не было.

Оборванный в клочья Тузик и явно побитый Змей, медленно, бочком, с подозрением поглядывая друг на друга, подошли в Генке. Тузик, на правах хозяина территории и любимца Генки подошел к самым ногам и бесцеремонно улегся под них. Змей в почтении остановился в трех метрах.

– Ну, и что это было?
Змей свернул аккуратно свои полукольца, опустил голову на метр с небольшим и глядя на Генку сказал.

– Враг.
– И все? Просто так вот, враг и никаких комментариев?

Змей своим уже знакомым Генке жестом чуть наклонил голову, словно пожал плечами, и сказал.

– Борьба за будущее продолжается

– И потому сюда присылают наемных убийц по мою душу?

Змей вскинулся.

– Нет, что ты такое говоришь? Никто не собирался тебя убивать, жизнь священна, и ни одно живое разумное существо не в состоянии у другого отобрать жизнь, этого просто нельзя делать, и все! 
А, что же, тогда, по-твоему, собирался сделать этот, который приходил? Прочитать мне лекцию о вреде алкоголизма? Ты же сам сказал, что он враг! 
– Я, и сейчас могу это подтвердить, но о смерти речь не шла. Однако, скорее всего речь шла, о чем-то куда более страшном, но не о смерти. 
– Что может быть страшнее смерти для меня? – ухмыльнулся Генка.

– Многое. И что самое главное, то, что они бы все это сделали, было совершенно незаметно для тебя. Даже может и для нас.

–  Да, что они могли сделать такого?

– Не знаю, но наши аналитики еще три года назад проигрывали все варианты воздействия на твою дочь, чтобы изменить вариативные реальности нашего времени. Одним из таких воздействий было внесение в организм источников болезни, чтобы сделать из Лии, или из кого-то из вашей семьи инвалида. 
–  Зачем?

– Затем, чтобы сменить психотип твоей дочери. Это дало бы, достаточный сдвиг в генотипах ее детей и в итоге, сдвинуло бы всю реальность, при он неопределенно кивнул в которой наша бы исчезла, а их, возникла.

– Не понял, а как такое вообще возможно, если вы существуете в параллельно-возможных реальностях, как я понял одного времени, как вы вообще можете знать что-то друг о друге?

– Это не сложно. Мы действительно не имеем возможности наблюдать друг за другом напрямую из наших реальностей, но у наших миров есть одна точка стыка. Ваше время, точнее ваш вариант реальности вашего времени.

– Блин, как все оказывается сложно. Так получается существует просто неограниченное количество реальностей одного и того же времени.

Змей ухмыльнулся.

– Нет, ты знаешь, мы тоже так считали, когда столкнулись с этим явлением, но есть одна деталь, которая не дает, на самом деле реальностям одного времени пересечься. Дело в том, что время в различных своих реальностях имеет различную скорость, и мы, например, чуть быстрее движемся, чем Дасы.

– Это их так зовут?

– Это мы их так зовем. Устойчивых реальностей, в данном отрезке времени не более полторы тысячи, но каждый день возникают новые версии от основной, но за счет того, что исходник у основной реальности лишь один, а время каждой возможной реальности течет с разной скоростью, в итоге, когда скорость отрыва становиться чрезмерной, реальность схлопывается и исчезает, и таким образом отсекается множество возможных реальностей и остается всего лишь около десятка копий основной реальности, или в сумме около пятнадцать тысяч всего. Копии, в свою очередь, если не имеют чрезмерно высокой скорости, могут со временем стать основными, ну а многие основные иногда дестабилизируются и уходят в Ничто. Так и держится порядок – одна главная, полторы тысячи основных, пятнадцать тысяч устойчивых копий и порядка сто пятьдесят тысяч неустойчивых.

– Блин, это мне теперь, что же от десятков тысяч цивилизаций отбиваться?

– Нет, не надо от десятков, настоящих врагов и конкурентов немного, и они сильно отличаются от нас и потому легко вычисляются. Например, даже Дасы имеют тип цивилизации крайне отличный от наших двух. У них, полумашинный тип обработки информации. Они получают информацию пакетно, то есть блок вопросов или какая-либо задача, им видится, как набор данных, который обрабатывается не в купе с остальными пакетами информации. Мы, например способны при решении какой-либо задачи использовать опыт или знания из смежной области знаний, или проводя ассоциацию решить задачу по подобию, у них же существует блок изначальных знаний, который они получают разом при достижении взрослого возраста, обретая личность, как бы разом.

– Типа загружают операционную систему?

– Ну, что-то вроде того.

– Да, но так, невозможно учиться.

– Нет, возможно, только опосредованно через главный банк данных, откуда они получают тщательно подготовленный комплект информации необходимый для выполнения конкретного задания. И туда же они складируют опыт полученных в ходе решения задачи. И сам понимаешь, под заданием подразумевается все, от вот такой операции, до вопросов продолжения рода.

– Господи, как заморочено-то.

– Они, тоже считают про наш тип мышления.

– Вы их неплохо изучили.

– Да, приходиться. У нас немало агентуры у них.

– А их агентуры у вас? 
Змей издал шипящий звук, который заменял ему смех.

– Нет, подготовить нашего агента для внедрения к ним много проще, чем их агента к нам, тип сознания наш им, не доступен. Они никогда не могли мыслить как люди, так как произошли от того, что вы называете роботами.

– Ты хочешь сказать, что это был робот?

– Странно, человека в образе змея ты как-то легко принимаешь, а гуманоида принять за робота не хочешь.

– Просто он какой-то негумманоидный весь. И потом все эти колючки.

Генка спросил после молчания.

– И как мне теперь защищать себя и своих?

Змей показал на Тузика.

А вот так.

– Не понял.

Тузик посмотрел на Змея, и ни с того, ни с сего, захлопал хвостом.

– Признал за своего.

– Ну да, вы теперь с ним соратники по борьбе. Можно сказать, участники боевых действий.

Тузик понюхал воздух в направлении Змея и забил хвостом чаще.

– А ты знаешь, в одной из пропавших реальностей на месте вас людей существовала цивилизация псов.

– В каком-то романе читал про такое.

– Да, у Клиффорда Саймака, есть такой роман. Но у той цивилизации, все было иначе, и очень жаль, что та реальность оборвалась, то были бы добрые соседи.

– Псы всегда были людям верные друзья.

– Так, как мне поможет Тузик в борьбе с иноземными врагами?

– Предупредит нас. А мы не заставим себя ждать.

– Но это в доме, а за пределами дома.

– За пределами дома ничего не будет, в их пакете задании цель существует только в этих координатах.

– Так, может продать дом и переехать в новый?

– Нет, тогда они перенесут точку контакта, но это по-прежнему будет то место, где ваша семья ночует. Да и разве ты сможешь уехать из этого дома.

– Если речь идет о безопасности семьи, то конечно.

– Нет у тебя теперь вся надежда на Тузика.

– На Тузика, да на тебя. Вы, если быть честным, единственные друзья у меня.

– Ну, это дело твое внутреннее кого считать другом, но спасибо, мне очень приятно. Однако мне пора.

– Подожди Змей, скажи, а тебя тоже подготавливали к работе со мной. 
Змей игриво наклонил голову и сказал.

– Совсем немного.

На следующий день Генка взял отгул на службе и сравнял старый сарай с лица земли, а на вопрос жены, с чего бы это такое рвение, он ответил, мол без него спокойнее будет.

На следующий день Генка взял отгул на службе и сравнял старый сарай с лица земли, а на вопрос жены, с чего бы это такое рвение, он ответил, мол без него спокойнее будет.

НАЗАД В НАЧАЛОВПЕРЁД