Глава.04 Серебристые облака

Встреча была не особо. Все эти клубные ток-шоу не грели душу уже давно и он если честно сам не знал, зачем приперся сюда. Похоже, что забредшая на огонек знаменитость то ж не особо радовалась возможности что-то ляпнуть светлое и чистое читателю, а потому мямлил, как мог, и глаза отводил в сторону, и лишь иногда, когда вопрос его искренне удивлял, он вскидывал бровь, типа «ну ни фига себе, тут и такие неглупые встречаются», а потом все шло своим чередом. Встреча с писателем, одним словом состоялась только на бумажке. Егор уже про себя думал, ну вот Катька, клубарша их поселковая, под это дело денежку, выделенную на культпросвет, спишет, что-то конечно и заезжей знаменитости даст, но в целом — все «отмыв». И так вон на всем экономит, лампочки на такой зал три штуки повесила пятнадцати ватт каждая, темно как у кое-кого, кое-где. В зале поселковой библиотеки собралось человек пятнадцать, от мала — тринадцати-пятнадцати годов, до семидесяти пяти – эт, вон Демид Никитович прикостылял. Писатель был фантаст, и на вопросы, а верит ли он в НЛО, и прочее подобное, отвечал пространно, растягивая процесс, и явно надеясь, на то, что самое страшное — тишина в зале не наступит. Никитович, как ни странно фантастику знал и любил, но вопросы не задавал, то ждал, этой самой паузы, то ли просто не хотел рисоваться. Ведущая вечера, библиотекарша Оля, хорошая такая девка, была Катьке, хозяйке клуба родственницей дальней. Все это знали, но в принципе, какая кому разница, кто у кого работает. Да и потом Ольга та, в области институт культуры заканчивала, библиотекарский факультет. Пока она с института не приехала Егор, даже не знал, что на такое еще и учат. Вот старалась эта Оля вовсю, и такой вопрос задаст, и эдакий — подготовилась девка к встрече, а потому и гость заезжий нервничать перестал, видать подглядел в тетрадку Олину, что вопросов там еще уйма, и начал сам народ подзадоривать, что б, не только ведущая его тут расспрашивала.

– А вот был у меня такой случай, — начал он, – На службе я был еще, молодой, но астрономией еще до армии увлекался и хожу по посту, склады и боксы с техникой охраняю, а сам не столько по сторонам смотрю, что там, в темноте, дальше прожекторов увидишь, сколько на небо смотрю. Мне там надо было обойти бокс справа, и вдруг вижу на небе, нет, представьте себе, на абсолютно черном ночном небе — облака, да еще и светятся. Что им там делать на небе, и что они светятся, непонятно, но иду дальше. Думаю, наверное, это самолет, или ракету запустили, или еще какое объяснение, а они такие тонкие, волокнистые даже. Ну и по окончании смены, мне как часовому необходимо при смене поста, доклад сделать, мол, за время моего дежурства ничего такого, не произошло, ну я и брякни нашему дежурному офицеру-разводящему, что за время моего дежурства на небе начало светится облако непонятного происхождения. Лейтенант разводящий, почти спал до того, а тут чуть не подпрыгнул, где, мол? Ну я его и всю смену часовых за угол того бокса и потащил. Иду, а сам думаю, вот сейчас выйду, а там ничего нет, ох, и засмеют меня потом. Нет, на месте облака мои. Лейтеха, часовых быстро пораставлял, чуть ли не бегом в караульню, звонить дежурному по полку, тот как потом оказалось, сам из штаба полка выбежал, на небо глянул и точно облако посредь ночи странное, и давай звонить в дивизию, в общем, до Москвы как-то дошло, как мне потом сказали, быстро дошло, за каких-то полчаса, армия тогда еще была дисциплинированнее. А потом оказалось, что это редкое атмосферное явление — серебристые облака, и Минобороны успел дать знать нашим космонавтам на орбите, «Мир» тогда уже летал, что ль, не помню. Они их, эти облака сфотографировать успели, а мне за бдительность отпуск дали на неделю домой. Вот, а вы говорите НЛО. Просто любить астрономию тоже бывает полезно.

В зале поднялся тихий шепоток, а потом Никитович, все же решился и поднял руку.

– Да, Демид Никитович, – спрашивайте.

Никитич поднялся с венского стула и сказал.

– Знаете, с чего я фантастику читать-то стал?

– Нет, конечно, –  по-отечески заулыбался писатель.

– А вот на фронте, у нас в ночь перед самым наступлением на Сталинград, в дикую холодрыгу, нас разведку послали прорезать проволоку в заграждениях, ну чтобы на утро пехота сквозь них в атаку пошла. И тут нас немцы засекли, как начали лупить кинжальным огнем, ну с двух сторон разом, ну все думали, отвоевались. Мне прям в плечо пуля попала. И тут с неба, вот такая штука, навроде облака, сошла, и все вокруг замерло. А оно, облако это прямо на нас упало и мы в такую тишину, и такой покой попали, что как в раю вдруг оказались. Даже тепло стало. Потом оно как будто сдернулось, а стрельбы вроде и не было. Мы с друзьями в полной тишине посмотрели друг на друга, и давай дальше проволоку резать – ранение-то у меня легкое, а приказ-то никто не отменял. А потом у наших спрашивали, да говорят облако на небе было, но стояло, и чуть не за дураков стали держать. Если не медаль отважная, которую потом за ту ночь вручили, так бы и смеялись до конца. А вы говорите атмосферное явление.

Писатель недоверчиво улыбнулся, нехорошо так улыбнулся, мол, что со старика взять. И хотел уже что-то сказать, как Никитович, встал, расстегнул пуговки на рубашке, и показал Ольге, Катьке, писателю, и тем, кто сидел впереди плечо. Сквозь затянувшуюся под старой раной кожу мерцал тусклый свет серебристого цвета.

НАЗАД В НАЧАЛОВПЕРЁД