Правила климта (климт – это не тот Климт, который Густав, это такой приём в игре) просты до безумия, и несколько напоминают игру в 06/01. То есть игроки погружаются в серф-пульт, которые переносит их в игровую среду, на перемено-устойчивых параметрах 4D, затем команды находят для себя условия четырехмерного континуума, в которых происходит соприкосновение, и затем начинается пяти-сезонный матч, в конце которого подсчитываются очки, проходы к «точке зерро» противника, взламывание поста точки, и получение дата-прайз. Дата-прайз дает команде наибольшее количество очков, но и успешный без потерь проход, это тоже слабо. В некоторых случаях легче набрать победные очки на проходах, чем на дата, потому, что взламывание это конечно понт, без которого команде не обойтись, это так сказать элемент имиджа команды и ее кодировщика, но защита контакта отнимает у команды столько сил и выбивает столько игроков, что неизвестно что лучше, победа по дата, или по проходам. Безумно интересны игры в высшей лиги, на одной восьмой финала, если команды не заработали по одной ле-дам, то никто такую игру смотреть не станет.

Дама на поле меняет рисунок игры до такой степени, что кажется, будто Бог спустился в третий раз на грешную Землю, или на одну из ее колоний, когда ле-дам на поле, то игра в климт, уже перестает напоминать климт как таковой. Вот так примерно выглядит игра, которую вот уже восемьсот с лишним лет смотрят все планеты. 

В общем, в тот раз все начиналось как обычно, команды вошли в соприкосновение, потом разлетелись в поисках параметров поля соперника, иногда подобная операция в континууме занимать до часа, при этом, чтобы публика не скучала, ее развлекают защитники. Они встречаются в точке соприкосновения и пробуют силы на известных издавна приемчиках. Собственно это еще не схватки, а так соприкосновения, чтобы распознать эмоциональный строй противника. Все, конечно же, харахорятся, типа да мы вас, ваще на запчасти и отдельные алгоритмы порвем, а на самом деле игры не такая уж простая штука и носиться практически в слепую лишь по показаниям встроенных в мозг чипов, и управлять в иномерье своим пультом, совсем не просто.

Пусть мне плюнет в глаза тот кто, мне скажет, что континуум простая штука, что, мол, он почти как инопространство. Через инопространство вон каждый день корабли туда сюда шныряют, а вот в континууме особо летать не получается. Так, чуть-чуть определили параметры ближнего поля, да и все, что с ним делать так до сих пор и не решили. Вот разве, что в климт играть стали. И то в первый раз сыграли после того, как там исследователь заблудился, а его изо всех искали. Тогда поиски показывали по тридеактивити, ну народ и начал ставки делать, типа найдут, или не найдут. Нашли, а сами исследователи, что в поиске участвовали, они же на связи были и им передавали ставки, общем такая азартная игра получилась, что почти тысячу лет уже человечество играет. 

Ну и вот через полчаса после начала игры, даже еще не все сведения команда Тринити собрала о поле Дейти, как игрок дальнего плана, Этни Байор сообщает капитану, что поймал «точку зерро» противника, и приступил по плану игры к взламыванию поста. У каждого игрока до прихода кодировщика есть первичный пакет взлома, он как бы подгружает систему защиты точки на излишнюю работу, применяя одновременно и самые простые способы взлома и запуск паразитарных пакетов. Расчет идет на то, что пока системы защиты точки борется с нападением к точке, подлетает кодировщик и принимается за защиту всерьез. Ну, так вот на подлет к точке, и у простых игроков, и у кодировщика обычно уходит пять-десять минут, в это же время к своей точке летит и команда противника. Тут же время прошло, команда Тринити у точки собралась, а противника нет и нет. Они почувствовали подвох, и окружили точку со всех сторон. Это собственно и спасло нас всех. 

Точка оказалась поразительно близко с точкой соприкосновения, кодировщик подлетел очень быстро, по реальному времени за две с половиной минуты, и приступил к взлому капсулы точки. Команда Тринити, тогда еще подумала, что этот прием противника, чтобы они, пролетев мимо, потеряли время на поиски, но каково же было их удивление, когда капсула точки открылась буквально сразу, а вместо пакета дата-прайз на них вылился поток информации, превышающий возможности их встроенных чипов. Только кодировщик держался молодцом, но надо заметить, что у него на то и чип специальный, такой, что приходиться ставить водяное охлаждение, чтобы световой поток от фотонного процессора не сжег ему голову. Ну, что спорт есть спорт, приходиться рисковать и таскать в игре такую дуру в собственной голове. Одним словом поток информации его не захлестнул, но ему пришлось экстренно складировать ее на внутренний объем биологической памяти, так как пропускная способность канала связи не позволяла ему перенаправлять эту мощь наружу. И вот он ничего, не понимая, не имея возможности обработать несущийся на него поток и еле успевая его записывать на собственные нейроны, чувствует, что еще немного и его мозг вскипит и от мощности исчислений, и от поступающего трафика информации. Он подает тайный знак челнам группы нападения, что рядом, типа гасите, гасите этого гада, и они проводят по точке хуркер. 

Точка, раз и застыла, ни строчки кода. Наши тогда подлетают к этому чуду-юду и внимательнее его изучают. И тут начинают понимать, что видят пред собой никакую не точку, мало того, объект, не принадлежащий человеческой расе. Они его блокируют еще жестче, и вызывают подмогу, как из Центра, так и всех игроков команды и своей и противника, объясняя про сей феномен. 

Через полгода официального расследования Институт четвертого измерения, который до того более напоминал спортивную Ассоциацию по климт-серфу, сообщил о встрече в континууме чужого разума, и о плодотворном контакте с ним. А мужики с нашей команды, рассказывали, что пока дошло до «плодотворного» чужак, раз несколько пытался вырваться из блокировки наших спортсменов, но не тут-то было. От наших серферов еще никто не убегал. А в первый момент контакта он спокойно мог, поломать кого-нибудь из наших, даже того же Этни, и через него войти в наш мир, через пульты. Чтобы из этого получилось неизвестно, но и узнавать как-то не хочется. Теперь наши познания о континууме многократно возросли, мы теперь знаем о формах жизни в нем, о его возможностях и опасностях, и гостя пока никто не планирует отпускать, потому, как и он, и его корабль, который мы поначалу приняли за точку зерро, нам дают множество информации, а сам пришелец прибыл как оказалось на нашу суету в данной области континуума в надежде поживиться тем же.