Сёма сидел на кровати в одних трусах и мучительно вспоминал вчерашний день. Тот еще денек выдался. Память услужливо подталкивала к сознанию самые ненужные куски воспоминаний, например про назначение прорабом, поздравление от своих в бригаде, потом провал. 
«Пил, наверняка пил» – подумалось Семену, но голова при этом не болела вовсе. Он просто не помнил вечер – и все. Он протянул руку, и поднял мобилу с тумбочки. Разряжена. Он открыл ящик стола, и поставил телефон на зарядку. 
«Блин, так, что же вчера было!?» – за мучительными воспоминаниями он забыл и кое-что другое, день уже отвоевал позиции у утра, и если ему было надо на работу, то он уже точно опоздал. 
Телефон имел дурное обыкновение – пока не зарядится хотя бы на половину ничего не показывать, даже время. В квартиру позвонили. Семён тяжело встал, натянул для приличия, заляпанные белой краской джинсы и пошел открывать дверь. 
В двери стоял молодой прощелыга в белом халате и стетоскопом через шею. 
– Доктора вызывали? 
– Не помню. – честно признался Семен. 
– О! – обрадовано воскликнул доктор, – Тогда вы мой случай. – и ринулся было в квартиру. 
Семён аккуратно встал у молодого и шустрого на пути и сказал. 
– Извините, я вовсе не уверен, что я вас вызывал. 
– Зато я уверен. Вот моя заявка, читайте. – он протянул Семену листок бумаги с принтера, на котором, и впрямь что-то было написано мелкими буковками. 
Семен попробовал прочитать, но буквы начали бегать по листу, плавать, и смеяться над ним. 
– Я без очков плохо вижу. – соврал он. 
– А я вам прочитаю. – радостно заявил пришелец. – Вот, черным по белому – Москва. Ленинградское шоссе, дом 62, дробь 3, корпус 4, строение 5, владение 6, дробь 7. Правильно? 
Семен машинально кивнул головой, про себя дивясь, как же нашел гад. 
– А у меня телефон с GPS, знаете, штука такая со спутником связанная и точно показывает адреса. 
– Да, знаю. – на автоответчике проговорил Семен. – Стоп, а откуда вы знаете, про что я подумал?! 
Семена возмутило, что кто-то слишком умный. 
– Я же доктор, да, и фамилия обязывает. 
– Какая фамилия? – доктор явно управлял течением беседы, и Семен это начал понимать,

– Меня зовут Даймон. Александр Петрович Даймон. – повторил доктор на «джеймсбондовский» лад.
– И что? – Семену все это начало надоедать, но следуя правилам приличия, он продолжал подаваться на игру доктора. 
– Как, ну и что у вас моя фамилия не вызывает никаких аллюзий? 
Семён покачал головой. 
– Ну, может книжки в школе читали, или кино видели, я же демон, ну чёрт … 
Безрезультатно. 
– Одним словом, я как супермен, или человек Икс, или кто там еще, ну в общем я могу все, я всесилен. Ты просишь – я даю. Хочешь, например, богатство? 
Семён задумался, ему все это стало что-то напоминать. Смутно сквозь пелену начал вспоминаться вчерашний вечер и такая же морда перед глазами. Он покачал головой. 
– А вечная молодость, за это многие бы душу отдали. 
На слове «душа» у Семёна, что-то щелкнуло, но видно не до конца, потому как память так и не ожила. 
– Не, не хочу. – заявил он. 
Они стояли все еще на пороге, когда позади доктора материализовался второй почти такой же доктор. 
– Привет, братец. – сказал он похлопывая коллегу по плечу. – Что опять конвенцию нарушаем? 
Доктор номер «один» побледнел, но ответил храбрясь. 
– Привет, брат. А я думал, ты на Канарах, в отпуске. 
– Слушай, не надо мне мой мозговой аппарат засорять, ты пойман на месте преступления, а за браконьерство знаешь, что положено? 
Семён видел как у «его» доктора даже уши побледнели. 
– В общем собирай манатки и пошли со мной. – сказал вновь прибывший. 
– Дай, хоть одно дело доделать. – взмолился доктора №1. – он уже наполовину готов, а у меня план горит адским пламенем. 
– Не адохульсвуй несчастный. – загремел доктор №2, и тут же сменив тон, сказал, уже разворачиваясь и через плечо. – А с этим тебе ничего не светит. Я вчера пробовал, у него с душой проблемы, в юности влюбился в одну молодую особу и вместо того, чтобы отдаться ей всей душой, он по своей косности речи сказал магическую формулу – «Отдаю тебе свою душу». 
– И что? – выдохнули теперь оба, и первый доктор, и сам Семён. 
– Что-что, та не будь дурой и взяла. А у него при каждой попытке сделки теперь случается обморок и временная потеря памяти. Ты уже седьмой будешь, кто с ним связывается. Пошли Александр Петрович, нам с тобой еще перед папашей отчитываться. 
Оба доктора растворились в воздухе, а Семён стоял на пороге и мучительно пытался вспомнить, как же звали ту в рыжих кудряшках, что так оставила его без души, и личной жизни заодно.