Гонконг

Поездка в Гонконг была частью пресс-тура компании Epson для группы журналистов, пишущих о бытовой электронике. Двенадцать русских, девять из числа пишущей братии и трое сотрудников Московского офиса Epson проделали в те дни путешествие через треть планеты Земля. Кроме Китая – Гонконга и Шэньчжэня, мы в том туре побывали также в Японии, но об этом в отдельном разговоре.

Гонконг для русского человека был всегда запределен. Эдакое царствие за тем краем земли. Вокруг названия этого города всегда витала аура опия, песен Вертинского, военно-морской истории, и чего-то такого, что тянет за горизонт. Сказать/небрежно бросить, в кругу новых знакомых, что де побывал, в том самом Гонконге – безошибочный ход, чтобы привлечь к себе внимание. Даже нонче, во времена всеобщих полетов и путешествий, далеко не все выбирают поездку именно в Гонконг, потому, что пляжей и ресторанов на нём нет, а руссо туристо без этого просто не может. А потому пролетают мимо и мимо города-сказки в далёкие Таиланды и Малайзии и Индонезии.

Вид из окна отеля. Ночью
Вид из окна отеля. Утром

Прилетели мы в аэропорт Гонконг ночью, точнее почти в полночь, и после таможенного-пограничного поста своим ходом шли почти полчаса по бесконечному и практически пустому аэровокзалу города-страны. Размер у здания аэропорта, конечно, поражает. Что удивило. Идём по пустому пространству гигантских размеров, крыша там, где-то под небесами, а со всех сторон музыка льётся – вальсы. Пока шли, вальсов пять прослушали. Оно, конечно, в основном господин Штраус, но вот третьим пошёл … «На сопках Манчжурии», тот самый, что в детстве мы поём как: «Тихо в лесу, только не спит…», ну и далее по тексту. Красивый, кстати, вальс.

Второе удивление, точнее легкий шок мы испытали, выйдя из дверей аэропорта к нашему микроавтобусу. Представьте себе, идёшь долгое время и такой фактор как температура окружающей среды тебя ни разу не трогает, потому как всё с точки зрения твоего тела – всё о.к., а тут бац – баня. Мы, двигаясь сначала по трубе из самолёта, потом по зданию аэропорта даже не подумали, что вокруг тотальное кондиционирование. Одним словом, 38 градусов по Цельсию и 80% влажности даёт жестокий эффект после привычки жить в 20С0 и 40% влажности.

Это снималось уже при отлёте, так как прибытие пришлось на ночь

Сам аэропорт Гонконга намытый в море остров, мы толком не посмотрели, так как наш автобусик увёз нас куда в освещённую желтыми лампами даль автомагистрали. После восьмичасового перелёта мы толком не рассмотрели, ни города, ни тоннеля под проливом, только уже в номере хватило сил глянуть в окно и обмереть от восхищения. И сделать один кадр. А утром, когда через силу проснулся ещё один, чтобы восхититься видом из окна ещё раз.

Наш экскурсионный автобус
И наш гид по Гонконгу

Первый день в городе у Южно-Китайского моря был полностью отдан экскурсии. Одиннадцатичасовой марафон мы, конечно, пережили, но так по городам, я больше уже никогда не «ходил». Начало нашему путешествию было дано на рынке на окраине города. Чтобы было понятно, как выглядел сей рынок, представьте себе ряд панельных пятиэтажек, вполне себе хрущебского вида, но стоящих очень близко друг к другу, ну так метров с десять окнами в окна. Первый этаж, этих с позволения сказать многоэтажек, квартиры и коридоры переделаны в магазины и склады.

Торгуют всем подряд, торгуют с земли и самодельных прилавков. При этом по всему рынку распространяется невыносимое с точки зрения непривыкшего человека амбре из вони гниющей рыбы и овощей. Повсюду шныряют подозрительного вида люди, встретиться с которыми один на один на узкой улице, я бы не хотел. Одним словом, организаторы тура пожелал произвести на нас впечатление, преуспели в этом изрядно.

Прямо внутри рынка, в разрыве между пятиэтажками оказался буддийский храм, который как нам сказали сделали из частного дома богатого гонконгца, который завещал его религиозной общине. Зашли и мы. А, что интересно… Внутри буквально два-три человека, но благовония курятся старательно, дышать особенно астматикам трудно.

Тост в нашу честь

На нас, на рынке смотрят с любопытством, некоторые с доброжелательностью, а что, хотя мы и европейцы, но тоже люди. Впрочем, девушка явно европейского вида, даже в таком злачном месте нам разок встретилась. Может быть я просто предвзят к обитателям местной Хитровки?

Любопытна была встреча с некоей женщиной, в странном головном уборе, занимавшейся уборкой мусора. Как нам объяснила наша переводчица, не скрывавшая особо своего неприязненного отношения к ней, это представительница малого народа Китая, которые считаются неприкасаемыми. Они не имеют возможности работать нигде, кроме уборки мусора и постоянно носят специальный головной убор, чтобы отличаться от остальных. И они неприкасаемы в буквальном смысле этого слова.

Следующим пунктом нашего путешествия оказались Новые территории, а точнее граница их с Китаем. Когда все в Китае и в Гонконге громогласно заявляют, что Гонконг – це Китай, не верьте, ибо граница между двумя странами почище Берлинской стены будет. Граница между Гонконгом и Китаем на таком замке, что советские пограничники бы плакали от умиления – тут тебе и спираль Бруно, и МЗП (малозаметные препятствия) разного рода и освещение участков, и не удивлюсь если и автоматически наводящиеся пулемёты есть.

За той стороной забора Китай

На КПП, которое мы проходили на следующий день удивил иридосканер, котором сканировали каких-то местных, нашей группе досталась лишь процедура электронного дактилосканирования. 

Вдали видны кварталы Шеньчженя, и каждый домик там как башни-небоскрёбы в Московском Делом центре

Как нам объяснила наша переводчица/экскурсовод – жестокая граница мера скорее экономическая, чем политическая, так как соотношение доходов между гражданами города/страны Гонконг и Китайской Народной Республикой составляет 14/1 и догадайтесь в чью пользу.

Наблюдательный пост для туристов из Гонконга в сторону Китая, точнее Шеньчженя

Кстати с наблюдательной вышки, со стороны Гонконга открывается великолепный вид на Шеньчжень, который если бы не граница вполне бы смог претендовать на статус города-спутника Гонконга, ну или наоборот, потому как в Шеньчжене проживает десять миллионов человек, а в Гонконге «всего лишь» семь с половиной.

Я в Гонконге на фоне Шеньчженя

Более всего в видах Шеньчженя поражает небольшой такой микрорайончик, ну эдак на пару миллионов человек, состоящий сплошь из шестидесятиэтажных небоскребов. Теперь скажите мне, много ли на территории России десятимиллионников? А таких, что основаны в 1979 году?

Одна из многочисленных коммун Гонконга

В Гонконге огромное количество коммун. Под этим понятием в капиталистическом Гонконге всегда подразумевали небольшие поселки с полным самоуправлением, в который власти предпочитали не вмешиваться. Мы плотно познакомились с двумя такими. Часто подобные коммуны возникали либо на месте старых деревушек, либо в местах компактного проживания какого-либо рода или нации. Кстати, чтобы вам не казалось, но наций на территории Китая много – только Википедия заявляет о шестидесяти пяти.

Семейные святилища по-китайски

То тут, то там везде, вдоль дорог в Гонконге стоят семейные святилища. Как правило ухоженные, с дарами предкам, в виде фруктов. Странно, но семейные кладбища во дворах японцев ещё страньше.

Старая башня
Она же, но с другой стороны пролива

После рынка и границы на замке, вероятно в качестве контраста нас повезли на центральные набережные города, что рядом со старой башней. Старая башня, маленькая такая, метров от силы двадцать высотой – наследие английского прошлого. Впрочем, говорить в Гонконге об английском прошлом, по-моему, нельзя, так как английское до сих пор пронизывает весь город. Правостороннее автомобильное движение, официальный второй язык города/страны, вывески на английском и китайском в соотношении 50/50, и многое многое другое. Даже самих англичан в городе осталось ещё немало. Я бы на их месте тоже особо из бывшей колонии не спешил – отношение к англичанам в городе предельно уважительное, как правило они специалисты высокого класса, они как нация сделали для города всю его историю.

Традиционный «руссо-туристо» снимок на гонконгской набережной

Набережная в Гонконге чудесна, она, конечно, теряется на фоне бесконечных небоскребов, но сидеть на скамеечке у воды и смотреть на беспрерывно мельтешащие судна в проливе – обалденно умиротворяющее занятие.

В гонконгском ресторане

На обед в первый день нас пригласили в ресторанчик, я бы сказал много выше средней руки, хотя при этом сразу объяснили, что главным блюдом ресторана являются специальные пирожки на пару с креветками, предельно популярные как среди простого народа, так и среди белых воротничков. Они, к слову и оказались основными посетителями ресторана. Кроме пирожков, чем-то слегка напоминавших корейские пегоди, было ещё множество иных смен блюд, которые официанты изначально навалили на крутящийся в центре стола стеклянный круг и каждый накладывал себе в тарелку что хотел и сколько хотел. Ну и фотографировали всё это, конечно. Я с дуру положил в тарелку нечто оранжевое в сливочном бульоне, что напомнило мне тыкву, но ею не оказавшееся. Вкус, точнее его отсутствие было не страшно, неприятной оказалась текстура сего плода, нечто шершавое и хрупкое одновременно, в общем, тьфу.  Были ещё какие-то зелёные стебли тоже в молочном соусе, а вот мясо в сладком соусе было просто великолепно, как мне показалось то была утка.

Жертва велосипедного воровства

Кстати, долгое время думал, что Китай (ну считай и Гонконг) самое массовое велосипедное царство, но нет, великов много, но с Голландией не сравнить. И там, и там, к слову их воруют – мама не горюй. Везде к оградам прикованы цепями отдельно стоящие рамы и колеса – жертвы велосипедных воров. Сами велосипеды в Гонконге старые, ржавые, новых навороченных, считай и нет.

Ну, это так, типа «Я тут был»

Наша переводчица где-то сняла шутку о московском и гонконгском метро, мол ваше, московское метро – это мужчина, а наше женщина. И действительно иероглиф, означающий метрополитен в Гонконге точно повторяет русскую букву «Ж».

Китайский иероглиф «Метро» напоминает русскую букву «Ж», так, что метро в России имеет мужской род, а в Китае женский

В городе все до единого, носят зонты, и это понятно – дожди и солнце тут немилосердны, но вот куртки … Тут надо отдать должное местному понятию уважения. Считается, что, если хозяин дома, лавки, автобуса, наконец, не врубит кондиционер «до полика», до полного упора – он де посетителей не уважает. Вот и стараются так, что простыть в супермаркете не фиг делать – средняя температура в помещениях общего пользования от силы 10 градусов по Цельсию, при том, что снаружи 38.

Бутик

Цены в магазинах низкие. Как пример, спортивная майка 30 гонконгских долларов, а это 30 / 7 = около 3 американских долларов. Хорошая такая майка. И это в бутиках, а на рынках такая же будет стоит раз в шесть дешевле.

Старый Гонконг застроен эдак эклектичненько

В архитектурном плане город сильно разнится по районам. Исторический центр, что располагает на полуострове Коулун – эклектичный калейдоскоп эпох и стилей, остров Гонконг царство небоскребов, Новые территории – сплошь посёлки коттеджного типа и пятиэтажные микрорайоны вполне советского типа. Конечно, больше всего притягивают внимание именно небоскребы. Со смотровой площадки острова Гонконг можно рассмотреть совершенно удивительные дома в шестьдесять-семьдесять этажей с одной квартирой на этаж. То есть стоит себе такая игла, в которой к соседу не сходишь, ибо лестниц и переходов между этажами нет. Даже поход к соседу за спичками или солью может в таком доме вылиться в специальную операцию, в ходе которой необходимо спуститься на первый этаж, встретится там с соседом и с его электронным пропуском подняться к на его этаж. И никак иначе.

Ужин на высоте
Вид из ресторана во время ужина на высоте впечатляет

Второй ужин в Гонконге у нас был на 48 этаже одного из небоскребов. Ресторан выполнен по типу нашего «Седьмого неба» на Останкинской телебашне, потому, что медленно с частотой один оборот за 62 минуты крутится вокруг оси здания. Кстати, так и называется «View 62». Адрес заведения: 62/F, Hopewell Centre, 183 Queen’s Road East. Контакты: (+852) 2574 6262. Почему 62 минуты, а не час, не знаю. Кухню этого ресторана все хвалят, но я не буду. Тут вступает в силу право «о вкусах …». Кстати, в ресторане мы били ночью, а ниже нас этажей эдак на пятнадцать на крыше небоскреба помельче находился бассейн, в котором плавал народ. Прикольненько.

В Гонконгском фуникулёре

Для посещения смотровой площадки на острове Гонконг нам предложили два варианта –поездка на нашем микроавтобусе или подъём на старом гонконгском фуникулёре. Ну, какой же руссо туристо откажется от поездки на раритетном фуникулёре.

А это на смотровой площадке, на которую добрались на фуникулёре

Сами впечатления – страшно. Всё трещит, звенит, скрипит. Тебя трясёт нещадно, но при этом дух захватывает от видов, что открываются в окно. Конечно, подъём вверх под углом в сорок градусов на железнодорожном транспорте, что-то ненормальное, но ведь катается этот фуникулёр уже век – и ничё.

Сама по себе смотровая площадка целое инженерное и архитектурное сооружение, которое создано исключительно для туристов

На самой смотровой площадке нам повезло был на удивление чистый воздух и видимость порядка двух десятков километров. Правда, на такие площадки надо идти часа на два и с оптикой не в 250 мм, как у меня, а хотя бы в 800, чтобы всё как надо рассмотреть и отснять. Но всё равно круто. Очень круто!

Тот самый эсминец, но съёмка ночью и с набережной

Внизу в проливе и заливе, видимо-невидимо судов, в том числе и виден боевой корабль, вроде эсминец, если судить по водоизмещению, и как я понял не китайский, а скорее всего английский.

Шпилевые небоскрёбы Гонконга, на многих из них один этаж – это одна квартира

Поражают самые высокие небоскребы, которые от смотровой площадки всего-то в каких-то полукилометрах. В длиннофокусный объектив видны офисные служащие, спешащие по своим делам, на крыше спутниковые антенны и вертолётные площадки.

Наш прогулочный корабль, или судно, или лодка, в общем Вам решать
Деревня, она же коммуна бывших рыбаков, а теперь переработчиков городского мусора

Потом была морская прогулка на джонке по узкому заливу, где нам показали город из лодок, в котором живут многие десятилетия люди, не имеющие ни жилья, ни земли на земле. Когда-то, этот род был рыбаками, но вот уже много лет, собирать мусор и сортировать его куда выгоднее, чем добывать на утлых суденышках рыбу. Которую потом ещё и не продашь, вся рыба в городе продаётся большими компаниями, имеющими целые флота сейнеров. Вот такой оскал империализма. Но ещё больше, он, империализм оскалился нам, когда мы на нашей джонке подплыли к пирсам с богатыми яхтами. На берегу к тому же стояло шикарное здание яхт-клуба, и всё дышало на нас огромными деньгами. 

В буддийском монастыре на берегу Южно-Китайского моря

Уже изрядно уставших и ближе к вечеру нас повезли в какой-то знаменитый буддийский монастырь на берегу моря. Главный монастырь Гонконга мы днём уже видели, а потому сначала отнеслись к поездке с утомлённой обречённостью, но монастырь оказался интересен. На нём оказался пляж. И я, будучи готовым к подобному развитию событий, и имея традицию купаться во всех открытых водоёмах, где бы ни был, полез в воду.

На этом пляжу я искупался
А это температура воды по господину Цельсию

В горячей ванне лежали? А я, в такой ещё и плавал. Только после того как вылез, обрезавшись о кучу мелких моллюсков, на камнях, на дне, я увидел огромный электронный термометр + 29Со.  Жуть.

Гонконг ночью с воды, с плавучего ресторана – это производит впечатление

Первый ужин в городе на заливе у нас был на плавучем ресторане, который курсировал по проливу туда-сюда, показывая нам всю красоту ночного Гонконга с его лазерными и музыкальными шоу, с вечно шныряющими под самым носом нашего корабля джонками и паромами. Красиво, ничего не могу сказать против, хотя вальсы, ретранслируемые с берега, были едва слышны за шумом моторов и волн.

Тайцзи, как его поняли русские журналисты

Утро второго дня в Гонконге начался с ушу, нет не с ушу, с тайцзицюань. Я по наглости своей, считал, что уж, чего-чего, а повторять движения дедушки и бабушки-инструкторов я точно смогу. Аха, как оказалось в сравнении с этими пожилыми людьми, я сущий, «товарищ дерево». Но как-то, я этот самопозор пережил. До отъезда в Шеньчжень, а он был главной целью второго дня пребывания мы с утра успели зайти на экскурсию в небольшой магазин чая. По дороге я сделал снимок, который, если честно, разглядел лишь позже. Это была вывески магазина домов. Если вы представили себе риэлтерское агентство, то зря, наибольшим спросом в Гонконге пользуются микродомики, которые для нас скорее напоминают сарайчики на садовом участке. Но в Гонконге, купив два квадратных метра земли и линию электропередач на 2 киловатта, вполне можно стать домовладельцем. Да, дом, ну или по-нашему, будка размером два на два метра и два метра в высоту для гонконгца – самый настоящий дом и я видел такие и как в них живут. Причем живут в них часто по двое-трое. 

Чайный магазин
И чайная церемония, точнее китайская версия таковой
А это плитка самого старого в магазине чая. Зелёного, конечно же

Чайная лавка – это всего лишь чайная лавка, в ней было много чая, чайников, наборов для чайной церемонии и немного сладостей. Всё. А, да, я сфотографировал с позволения хозяйки магазина самый старый чай в нём. Ему, насколько я помню было на тот момент восемьдесят лет. И, да, ещё, чай в пакетах в магазине был редок, в основном брикетированный, ну или прессованный, как кому нравится сие называть.

Китай, Шеньчжень

Следующим пунктом нашей программы было посещение города-соседа Гонконга – Шеньчженя, и собственно цель нашего визита посещение главного производства компании Epson. В нашем повествовании о Гонконге наиболее интересной частью является пересечение границы между Гонконгом и Китаем. Как я писал, ещё до поездки нам были сделаны визы отдельно для Гонконга, отдельно для Китая, то есть при всех заявлениях о том, что Гонконг неотъемлемая часть Китая, де-юре сие не так. Да, что там и де-факто тоже. О проходе я уже собственно рассказал. Могу лишь добавить, что поток людей через границу государств крайне мал, у нас на виду через неё прошло от силы пассажиров на пару небольших автобусов. Ещё поражает разница между странами в количестве рекламы –только въехал в Китай и всё, поток рекламы иссякает, нет, не заканчивается, но сокращается раз в десять. Прикололи и бригады, что трудятся на озеленении города по сенью красного знамени. 

Впервые увидел как растёт финик

Надо заметить, что китайские власти на фоне всеобщей нищеты населения грамотно поступили с богатыми. На обед нас повезли в ресторан на территории резервации, в которой они и живут. Огороженная от остальной части города территория, охраняемая вооруженной охраной, скрывает от завистливых взглядов богатые дома, гостиницы, рестораны и клубы.

Наша команда

Производственный комплекс компании Epson прямоугольник размером примерно пятьсот на пятьсот метров и высотой с трёхэтажный дом, внутри порядок и чистота, поражающие воображение, персонал ходит исключительно в опрятной форме, я уже не говорю про чистую зону, где стерилен даже воздух. Работать на таком производстве считается в Китае огромной удачей, а потому дисциплина строжайшая, а доход в 150 американских долларов в пересчете курсов, в сравнении с другими рабочими города, у которых едва 30, просто огромен. При этом люди работают 250 рабочих дней в году, и имеют 115 выходных и праздничных, согласитесь не хуже, чем у нас. Средний возраст работников 28 лет, стаж на заводе больше 5 лет. Кроме завода и ресторана, где нас кормили обедом, мы считай в Шеньчжене больше ничего и не видели, а потому тему сию я закрываю.

На следующее утро, ни свет, ни заря, мы уже ехали в аэропорт и улетали в Японию, но это следующий рассказ. А пока, пока, до новых встреч с предвзятым путешественником.