Глава.06 Украденный колодец

– А ты, кстати, слыхал, что у Катьки Журавлевой, ну которая в клубе заведует, колодец сперли.

У Генки зашевелилось нехорошее предчувствие

– То есть, как это стащили? – спросил он.

– А вот так утром просыпается, а на месте колодца ни черта нет, словно и не было.

– Погоди, а она ничего не напутала? Может, не было у нее колодца?

Егор посмотрел на Геннадия так, что ему вмиг стало ясно, что он думает про его, Генкины умственные способности. И впрямь для Чапаевки, в которой о централизованном водоснабжении отродясь ничего не слышали, колодец был сродни хлебу и воздуху, потому, как без воды никак.

– А к деду Руслану обращались?

Дед Руслан, коего папаша учитель обозвал так в годы своей студенческой юности в пылу любви, не столько к избраннице, Людмиле Степановне, сколько к великому русскому писателю полунегретянского происхождения, был главой целого клана колодязников – Васильевых. Братья Васильевы легко с помощью ореховой палки не только находили волу под землей, но еще и на спор выигрывали, сколько до нее рыть и много ли воды будет. Уменье архиважное в средней полосе России, где засухи хоть и редки, но метки до противного.

– Обращались. Но сам-то он уже не ходок, стар, а вот среднего послал Жорку.

– Тезку.

– Какой мне тезка, я Егорий, а он Георгий, блин, ты сам все знаешь, или подкалываешь.

У Егора с Жоркой отношения были те еще. По молодости лет, Жорка будучи мужиком видным из под носа увел Егора невесту Маринку, и тот живя вот уже два десятка лет с ее лучшей подругой Катей Переверзевой в девичестве, все вспоминал Маринку, которая с Жоркой все равно развелась и уехала с родителями в Израиль.

– Ладно, и что сказал Жорка?

– Да он там все облазил, все обнюхал, ничего. Понимаешь, колодец у Катерины стоял далеко от хаты, рядом с огородом, когда его ставили, она сама просила Олега внучка Русланова, ну, этого сына Петра, чтобы нашел ей место ближе к огороду, что б, типа на старости лет легче было воду носить, вот потому-то она ничего ночью и не слыхала. А Жорка посмотрел и говорить, что если бы не соседки, что говорят, про колодец, в жизни бы не поверил, что он тут был. Земля на том месте как земля, не рыхлая не копаная, трава не тронутая. Вообще никаких следов. Он прямо там, на огороде мобилу вытащил и стал звонить родственничку. Тот говорить – да, в таком-то и таком-то месте, тогда-то и тогда-то показал место для колодца. И как сказал, что водяная жила у Катерины одна с соседкой с теть Глашой. И сказал еще, что тогда как колодец был готов вода у тетки как он говорил и упала. Катерина тогда еще ей за свой счет цепок на колодце нарастила, вода же по ее вине ниже стала.

– И что дальше? – Генка уже позабыл, что собрался Егора выпроваживать.

– Дальше пошли мы к соседке. А тетке Глаша теперь совсем плохая стала, из дома выходит редко, у нее же никого нет, так только из социальной защиты Евгения ходит к ней, ну ты знаешь ее, они на отшибе у колхозного поля живут.

Генка махнул рукой, мол, продолжай неважно это.

– Ну, так вот Глафире Женька эта воду наберет в три ведра и до следующего прихода та ее и тянет, потому, как сама ворот крутить уже не способная. Мы все чесной компанией, а собралось соседей человек с десять, к Глашке, точнее к ее колодцу. Жорка конечно, гад, но дело колодезное знает, даром что Васильев. Посмотрел колодец снаружи, глаза круглые стали, потом говорит мне – спускай меня на цепке, ну я и теть Дашей, ну с Линейного переулка, ну возле магазина, которая живет, мы с тобой еще за самогонкой к ней бегали.

Генка, заинтригованный рассказом, чуть Егора не стукнул, и замахал руками, типа не отвлекайся

– Ну, спустили мы его, потом вынули, смотрим, а он сухой, мы спрашиваем, чего там, а он стоит и молчит. Потом говорит, что вода у тети Глаши совсем пропала. Мы его спрашиваем, что там. Он плечами жмет и говорит, что такого отродясь не видел. Колодец как колодец, сруб мокрый почти истлевший от сырости, край сруба ведром истерт, видно, что использовался колодец, а внизу сушь и стенки сруба как будто их только-только поставили. Даже следы от топора видны на бревнышках. Ничего не понимаю, говорит. Жорка еще образцы взял, а сегодня уехал в столицу, к Олегу, тот фирмочке какой-то работает, химией торгуют. Жорка решил, и свои дела в Москве поделать и образцы проверить.

– На, что?

– Хрен, его знает на что?

– Кто ж такое сотворил?

– Да, если бы это человек, давно уже его сами бы нашли. И без милиции, так бы по рогам надавали, за такое немыслимое злодейство, что по гроб жизни б запомнил, а то ведь не человек. Еще с вечера был колодец с воротом, а утром на этом месте трава не тронутая.

– Когда это произошло?

– Третьего дня, а что?

В милицию не заявляли?

– Кому, Валерке нашему, что ль?

– Да, нормальный у вас мужик, Валерка?

– В том-то и дело, что мужик нормальный, а мент плохой. С тобой точно не сравнить, вон уже, сколько медалей отхватил.

Генке было конечно приятно, что старый друг, хоть сам на глаза не появлялся, а за его карьерой следил издалека. Но для проформы он решил поскромничать

– Да, ладно, просто работу свою делаю.

– Ага, не ври, люди говорят, если бы не ты, наши пожарнички, ту аварию прошляпили. А так почти никто не погиб, – Егор, о чем-то своем задумался, – скота, правда, полегло немало.

– Да, просто повезло мне, в интернете сидел, вовремя увидел.

– А, что ж, МЧС, наш родимый в интернете твоем не сидит? А? То-то. Многие на тебя как на спасителя после того случая смотрят.

Помолчали. Потом Генка решился, он понимал, чего ради Егор ему все это рассказал.

– Ладно, прогуляюсь, я к теть Глаше, завтра после службы, а сейчас ты иди домой, я как в Чапаевку поеду тебе звякну, будешь свободен, где-то после восьми вечера.

– Конечно, буду, у меня-то работа в шесть кончается.

– Я тебе на мобилу звякну.

– Если только дозвонишься, у нас сам знаешь какое покрытие.

НАЗАД В НАЧАЛОВПЕРЁД