Какой я вижу систему военно-патриотического воспитания в стране

Во времена эпидемий и об этом уже много раз говорилось, люди наконец решаются навести порядок в том до чего могут дотянутся. Они приводят в порядок свои компьютеры, дома, головы, взаимоотношения с теми, кто на расстоянии вытянутой руки. Этот процесс у кого-то может затянуться, у кого-то может пройти быстро и почти незаметно, но главное, что у многих появилось время разобраться, вот и я разобрался наконец с тем, что называется военно-патриотическое воспитание молодёжи.

Я не буду говорить о том, что сейчас есть. Есть программа этого самого военно-патриотического воспитания в стране, есть деньги, которые на эту программу выделяются, есть люди, которые на этих деньгах сидят. И очень похоже, их точно никто не контролирует, потому, что большинство тех, кто реально работает с пацанами и девчонками, а именно это и есть настоящее, а не поддельное военно-патриотическое воспитание, как правило работают на энтузиазме.

Я буду говорить об утопии, о том какой я вижу систему военно-патриотического воспитания в стране.

Итак, первооснова всего клубное движение, то есть самоорганизованные некоммерческие объединения граждан и молодёжи имеющее собственные финансы и учебные программы. Некоторые люди, почему-то считают, что некоммерческие объединения ничего не зарабатывают – это ошибка. Они просто обязаны зарабатывать, хотя на зарплату командного и инструкторского состава клуба и для укрепления материально-технической базы клуба.  Пацанов, которые с улицы пришли в клубы заниматься спортом или изучать военно-технические специальности как минимум нужно одеть, да и накормить во время тренировок или полевых выходов тоже необходимо. Их нужно возить из клуба на экскурсии или в гости в воинские части, на концерты или спектакли патриотической направленности – и это тоже деньги. Так, что им все должны их дать? Скорее всего никто не даст. Те, клубы, которые сейчас существуют сумели войти в доверии к местным властям и им выделили часть региональных или местных квот из фондов на патриотическое воспитание молодёжи, большинство же тех, кто, придя со службы решил заняться подростками просто будут работать на голом энтузиазме и деньгах, которые будут наскребать их родители. Кто-то скажет, а за что им давать деньги на клуб, они же ничего в этом не понимают. Да, не понимают пока, но у них есть то, чего нет у дядей в галстуках – этот самый огонёк в глазах из-за которого им пацаны и верят.

Что же делать?

Надо заканчивать систему распределения денег регионами на воспитание детей. Во-первых, волеизъявление местных руководителей не должно вредить такому системообразующему делу как создание людей из детей, патриотов страны из бестолковых мальчишек.

Надо, странно это, конечно, прозвучит, дать клубам и военно-патриотическим объединениям зарабатывать на главном их деле. Принцип предельно прост, стране и Армии страны нужны подготовленные бойцы и патриоты страны – она готова платит за этот необходимый для выживания Родины ресурс бюджетные деньги – пусть платит тем, кто работает в этом деле. И не так, вот вам регион такой-то столько-то миллионов и будьте добры отчитаться по бухгалтерии об их использовании. А так, клуб или всё-таки лучше объединение заключает договор на подготовку двух- трёх взводов или рот по такому-то ВУСу, за это до начала подготовки они получают предоплату за выполнение работ в размере 30% от общего объёма, а после сдачи экзаменов курсантами клуба остальное. В сдачу экзаменов должны войти физ.подготовка, знание военной специальности, история России и Армии России и сочинение. 

Понятное дело, клуб не должен превратиться в тренировочный лагерь, и не должен заниматься исключительно подготовкой к службе, я так думаю, что число уходящих на военную службу и готовящихся к ней должно составлять не более трети от личного состава курсантов, остальные могут и должны заниматься в клубе просто для себя. В конце концов в клубах занимается немалое количество девушек.

Кроме Армии курсантами выпускниками ВПК могут заинтересоваться и другие силовые ведомства страны, охранные предприятия, да и мало ли кто. Всем это нужно, все испытывают в подготовленных военных кадрах нужду и большинство готово платить деньги. А сами пацаны, пройдя такую подготовку получают путёвку в жизнь.

Собственно, когда заходит речь о ВПК именно как о военно-патриотических клубах многие оппонируют тем, что мол не гоже растить одних солдафонов, надо растить в первую очередь патриотов. Почему бы и нет. Я не против клубов поисковиков, реконструкторов, историков-архивистов и любых прочих клубных форм патриотического воспитания молодёжи, просто они не заменят главный запрос для страны. Мало того, практически любое патриотическое объединение клубов, собранных территориально или тематически может включать в себя любые прочие клубы, кроме военно-патриотических, хоть любителей домашнего цветоводства, вопрос их собственного финансирования в этом случае лежит на них самих.

Вопрос с ДОСААФ. Старая добрая структура подготовки военспецов на самом деле уже давно работает по заказу страны, просто финансирование её осуществляется централизованно, а новой системе военно-патриотического воспитание нужна децентрализация.

К слову сама жизнь очень быстро бы подсказала на каком уровне централизации и в каком регионе остановиться клубному движению. Когда мы начинали в конце 80 годов в Ташкенте было 30 клубов, а в Перми на весь край лишь один «Саланг». Это у кого и как пойдёт.

Сами клубы к слову сказать кроме работы с подростками могли бы работать и центрами психологической реабилитации ветеранов боевых действий. Опыт США после Вьетнама подсказывает простой и эффективный метод. Например, при областном или городском объединении открывает бар, рассчитанный строго на ветеранское сообщество. В нём подготовленный из числа самих же ветеранов психотерапевт за кружкой безалкогольного пива или за чашкой чая просто беседует с мужиками «за жизнь». У них это спасло многие тысячи жизней и семей. На спортивной базе клубов ветераны могли бы сами заниматься спортом.

Важный вопрос – уровень подготовки инструкторского состава. Просто показывать, как махать руками/ногами могут многие пройдя службу, но нам нужно, чтобы инструктор был педагогом, психологом, эмпатом. Прежде чем, допускать кого-то к ребятам, его самого надо проверить на профпригодность и направить на курсы подготовки, а для этого свою роль могли бы сыграть инструкторские курсы, или постоянно действующие лагеря подготовки. Человек после такой подготовки мог бы работать не только в военно-патриотическом клубе, но и работать военруком в школе. Надо дать ему достаточную подготовку и соответствующие документы.

Итак, для создания подобной системы подготовки кадров и патриотов нужны: заказ, разрешение и контроль за работой от государства. Всего-то.  

Павел Ширшов

Командир ВПК «Гранит», Ташкент, 1987-1991 г.г.