Ветеранское движение в России. Третий этап

Ветеранское движение в России почти всегда регулировалось властью, примером тому и ветеранские организации ветеранов Великой Отечественной войны, и ветеранов военной службы, и МВД. Первым всплеском «народного» движения ветеранов стал тот этап ветеранского движения СССР/России, когда пришедшие из Афгана солдаты начали стихийно создавать первые «Советы афганцев». Но и их довольно быстро приблизили к себе райкомы и обкомы ВЛКСМ и де-юре курировали их. Де-факто нас в те дни не курировал никто и не управлял нами никто. Но нас подвело отсутствие знаний управленческих игр, и нас развалили. Солдатский этап был завершен.

Потом Афган закончился, офицеры, служившие там начали выходить в запас/отставку и создавать ветеранские организации другого типа. Это были организации армейского типа, с управленческой и статусной иерархией, субординацией и жесткой централизацией. В них появилась структура и механизмы управления, который порой не хватало «советам». Это было их безусловным достоинством, так как появились структуры федерального масштаба, которые по идее должны были бы плодотворно контактировать с властью, получая от неё с одной стороны общественный заказ (военно-патриотическую работу с молодёжью, поддержку власти, и подталкивание местных властей к работе по сохранению памяти погибших и заботе о своих, погибших и инвалидов), а с другой стороны передавая пожелания ветеранского сообщества власти (социальную защиту тех же ветеранов, инвалидов и семей погибших, а также моральную поддержку со стороны государства). Но увы, механизм на определённом этапе начал давать сбои. Это был офицерский этап.  

Ветераны и ветеранские организации

Сегодня, на фоне недовольства большей части ветеранов, ни социальными гарантиями со стороны государства, ни ветеранскими организациями, которые, по их мнению, должны их продвигать перед властью, а на деле не делающими это, формируется новая волна, почти этап ветеранского движения.  Я бы назвал этот этап образно «марш недовольных».

Я поработал в ветеранских организациях и Узбекистана (впрочем, давно в конце 80-х, начале 90-х), и России. Да, в ветеранских организациях России я работал как наёмный работник, журналист тех изданий, которые выходили в этих организациях – ОООИВА – заместитель главного редактора газеты «Побратим» и редактор сайта Всероссийской общественной организации ветеранов «БОЕВОЕ БРАТСТВО». До сих пор пишу название организации с дикой скоростью – просто пальцы помнят. Я смело могу сказать, что в большинстве случаев обвинения в бездействии в отношении ветеранских организаций беспочвенны. Может быть, в конце своей карьеры, в качестве руководителя инвалидной организации, Андрей Чепурной заигрался в какие-то свои игры, и можно сказать проиграл, но «БОЕВОЕ БРАТСТВО» всегда вело и ведёт свою постоянную работу по защите прав ветеранов. Только давайте признаемся честно, в последние годы, как-то от этого не много пользы нам ветеранам.

Ветераны и власть

Партнёр всех ведущих ветеранских организаций – политическая партия «Единая Россия» (существуют договоры на эту тему) регулярно торпедирует предложения по улучшению социальной защиты ветеранов боевых действий, инвалидов и членов семей погибших. Не принимаются уже долгие годы единого закона о «Семьях погибших защитников Отечества», который так они ждут. Все законы, касающиеся этой категории людей разбросаны по разным законам и подзаконным актам, которые друг другу противоречат или, как сие ни странно, даже ущемляют права членов семей погибших военнослужащих.

Пенсионный Фонд Российской Федерации не включает в подсчёт стажа годы, проведённые на военной службе для срочников. Мысль тут проста – вы эти годы не зарабатывали ни копейки, и вам нечего было отчислять в вашу пенсию.

Тут хотелось бы спросить власть, Кабинет Министров ли это, или Государственная Дума, или Пенсионный Фонд, или Налоговый комитет, не знаю кого, вероятно их всех вместе – я в Афганистан поехал от того, что ни хотел работать на заводе? Или может меня всё-таки туда послала Родина? Тогда почему меня опять посылают? Только в этот раз куда подальше… Почему ликвидировали советскую льготу для досрочного выхода на пенсию для военнослужащих срочной службы участвовавших в боевых действиях и походах, которая была определена Постановлением Совета Министров СССР № 941 от 22 сентября 1993 года, где месяц боевых действий давал право выйти на три месяца раньше на пенсию? Мало того, что отобрали, так ещё Государственная Дума регулярно своим большинством отклоняет пакет, предлагаемый депутатами от ЛДПР, где предлагается, хотя бы обычный выход на пенсию в 60 лет для мужчин оставить. Или размер ежемесячной денежной выплаты, которая была введена как компенсация за льготы по Федеральному Закону № 122. Извините, но три «штуки» за тяжелую боевую работу, за лишения и страдания, за риск получить пулю, или те хронические заболевания это, что деньги?

За ранения и болячки, которые каждый из нас получил на «гостеприимной» земле Афганистана, но которые сейчас по прошествии лет не оформишь как полученные в следствии военной службы в зоне боевых действий. Сам астматик, и получил её после двухстороннего воспаления легких, после первой засады в 1980 году. Не сразу, чтобы не подумал, кто, что я пытаюсь тут ввести в заблуждение всех, а после пяти лет тяжелых бронхитов. Но стартом была именно та тяжелейшая пневмония. И тот факт, что перенёс её на ногах, ну типа стыдно было в госпитале отлеживаться, когда другие воюют, документально не подтверждён. Это просто как пример, а сколько их таких примеров с каждым из нас? У меня есть друг, боец спецназа, работает с подростками, так он со своим ранением лежал в Ташкентском госпитале три года, из которых два пришлись уже после окончания войны в Афгане, и … Третья группа инвалидности. А была вторая.

А моральная сторона дела. Ветераны в США – уважаемые люди, ветераны у нас – даже мэра города в День окончания войны не видят, не говоря уже о губернаторах или Представителя Президента в Федеральном округе. А к чему, это же тонкая прослойка населения ни на рейтинг в период праймериз, ни голосов на выборах толком, не дающая. И таких примеров, когда ветеран боевых действий ощущает на себе пренебрежение власти множество, и идут они сплошной чередой.

Сейчас много говорят о том, что мы ветераны боевых действий идём на смену фронтовикам. Что-то на фоне приближающейся годовщины Победы нас не видно и не слышно, как будто мы за Родину не воевали. Да, нас сравнивать не стоит, а стоило бы посадить нас вместе с ними на трибунах Красной площади.

А теперь давайте взглянем на ситуацию не с нашей ветеранской стороны, а со стороны молодёжи, которую мы должны воспитывать патриотами. Они, что не видят, не слышат, ни читают в Сети о наших нуждах и проблемах? Уж, кто-кто, а они-то проинформированы куда лучше многих из нас, и у них возникает резонный вопрос, и зачем мне стараться, служить, а то и вообще воевать, если в итоге я получу такое же отношение.

Когда в начале шестидесятых руководитель СССР Никита Хрущев насмотревшись в поездке по США на их «достижения» предложил сделать Советскую Армию контрактной, ему возразил Георгий Константинович Жуков со словами: «Служить стране за деньги можно заставить, а вот умирать за неё нет».

Сегодня в Армии России, и служат, и умирают за Родину, за её интересы. Мы тоже воевали за неё, так как интересы Родины посылали нас в ближнее зарубежье прикрывать южные рубежи. Мы, «афганцы» и сотни и тысячи тех, кто с оружием в руках защищал интересы страны, стоял под пулями между врагами в миротворческих операциях, защищал мирных жителей от бандитов и националистов всех мастей.

Так, что же делать? Продолжать сохранять статус кво? Или что-то менять? Давайте попробуем разобраться. Примерно с конца 2019 года в стране по социальным сетям и при встречах среди ветеранов бродит как призрак вопрос об объединительном съезде. Типа если мы все объединимся – нас услышат. Может быть. Однако, именно попыткой подобного съезда и объединяющей организации была в своё время Организация «БОЕВОЕ БРАТСТВО», и если кто помнит историю ветеранского движения в России все серьёзные организации ветеранов, действующие на тот момент в стране, стали коллективными членами именно «БОЕВОГО БРАТСТВА». Если сейчас пойти по этому пути мы вряд ли получим что-то новое и с другим результатом. Тогда, что надо делать? Вариантов на самом деле несколько.

Первый. Провести съезд ветеранов боевых действий с членством не от ветеранских организаций, а от частей, соединений и военных конфликтов с фиксированным представительством. Представительство определять жестко по активу. Хочет ветеранская организация дивизии или военного конфликта в Сирии 1973 года участвовать в съезде пусть присылает списки ветеранов с номерами телефонов или/и электронной почты. Активных членов в итоге окажется не так уже и много, просто поверьте мне. Каждый десятый, двадцатый, там решим идёт депутатом съезда. Я знаю ветеранские организации полков и дивизий, которые не имеют статуса юридического лица, ну типа, а зачем, встречаться и делать какие-то нужные дела нам это не мешает, а на содержание штата нужны деньги, которые никто не даст. Нас не должно это смущать, такие организации также должны быть представлены на съезде, и поверьте мне, мой 101 мотострелковый полк будет представлен очень широко и безо всякого юр. лица.

Инициативная группа готовит документы, но не по созданию новой организации, а малой группы товарищей, которые с этого ничего не будут иметь и работать точно бесплатно, но представлять интересы всех остальных. Пусть, как вариант, это называется Рабочая группа ветеранов боевых действий.

Далее мы формируем свои вопросы к Президенту и Правительству и отправляем их. Это работа не маленькая и не быстрая, а потому встречи рабочей группы будут часты и непросты. Мы не просто должны накатать очередную «телегу», о том, как нам плохо живётся и что мы хотели бы изменить в своей жизни. Мы должны доказать в цифрах и фактах, что социальные гарантии и улучшение жизни ветеранов – необходимое условие для существования нашей страны, и что для этого нужно менять. При этом мы не должны ничего и никому дополнительно обещать. Работа патриотическая ветеранами ведётся и без того, и вмешиваться в этот процесс нам не с руки, потому как есть Программа патриотического воспитания молодёжи, есть её финансирование, и те, кто в процессе не отдаст от этого финансирования ни рубля. И правильно, кстати сделает, так как у них наработанная схема.

Ветераны боевых действий, раз защитив интересы страны навсегда остаются настоящими её патриотами, и сделать из них антипатриотов, или противником власти, можно только доведя их до крайности. И наша работа должна быть действенной, чтобы этого не допустить.  

Второй. Мы можем не проводить съезд, тем более могут возникнуть проблемы финансового порядка и подготовить его мы не сможем. Здесь есть возможность, которая, как вариант в нашем инфицированном коронавирусом мире, может оказаться единственно верным – это интернет-голосование. В этом случае, онлайн, опять же, готовятся предложения к власти, и они выставляются на голосования на нашей, то есть принадлежащей нам, онлайн-площадке. В этом случае нам не потребуется представительство и общее собрание, а об отношении к подготовленным документами можно будет узнать от любого ветерана. Единственной в этом случае задачей для нас является создание Интернет-ресурса, очень хорошо защищенного от взлома, потому, что мы в этом случае должны будем гарантировать мужикам сохранность их персональных данных. Да, там не будет информации о их финансах, но знать, что человек, который голосует на нашей площадке настоящий ветеран боевых действий мы обязаны.

Второй тоже не малой проблемой для нас станет информирование максимально большего количества ветеранов о готовящейся акции. Тут без помощи крупных российских IT-компаний нам не обойтись, а иначе придётся искать гигантские деньги и тратить их на раскрутку онлайн-съезда.

Третий. Мы не можем не использовать, возможности, и средства, и контакты с властью тех ветеранских организаций, которые работают сегодня на территории страны. Это огромное количество активно работающих во всех наших сферах интересов ветеранов и сочувствующих нам. Только факт фиксированного членства в «БОЕВОМ БРАТСТВЕ» даёт нам цифру в 100 000 членов Организации. Да, членами многих из этих организаций являются не ветераны боевых действий, но именно они связующий их костяк. И именно наши интересы по Уставам и Положениям они, эти организации обязаны блюсти. Именно они, в своё время инициировали немалое количество законопроектов по улучшению жизни ветеранов, и почему бы не провести Обновленный съезд движения вместе с ними. Да, с ними будет нелегко, просто потому, что каждая из организаций имеет свою политическую нишу, и свои возможности, свои интересы и свои связи, своё влияние на власть, и что греха таить власть имеет над ними своё влияние, но… Мы обязаны использовать ресурс сильнейших ветеранских организаций страны, не став при этом им подчиненными. Мы должны провести съезд или иную форму нашего волеизъявления снизу на равных правах с ними. А если не захотят, у нас есть вариант Один и Два.

Четвертый. Можно в принципе не делать ничего. Но результат ничегонеделания нам не только известен, но и виден сейчас.

И в заключении. Я помню 1975 год, и ветеранов Великой Отечественной, которые в тот год праздновали 30-ую годовщину Победы. Их только недавно стала уважать власть и гордость за их поколение, за Победу, которую они отвевали, была во взгляде каждого из них. Фронтовик в те дни звучало достойно. Нам всем, афганцам, и в первую очередь начала восьмидесятых примерно столько же, и им тогда было. Нам именно сейчас, а не в наши 90 лет нужны, и льготы, и социальная защита, и уважение власти. Пора бы его добиться.  

Павел Ширшов

ветеран. 101 мотострелковый полк, 5 гвардейской мотострелковой дивизии, рядовой, разведчик, в Афгане с 27 декабря 1979 года по 23 ноября 1980 года.