О встречах с дикой природой на войне

Человек, пребывающий на природе, будь он житель городской, выскочивший в лес за грибами на часок, будь он житель тайги, не выходивший из неё ни разу за жизнь, всегда имеет возможность встретиться с дикими животными. В Афганистане, где мы изрядное количество времени проводили на лоне природы, дикого зверья может не так много, как тайге, но тоже хватает, а потому пересечений с дикой природой у советского солдата в составе 40-й Общевойсковой Армии хватало.

Природа Афгана, несмотря на преимущественно горный ландшафт, всё же разнообразна. Во-первых, человек в этой стране селится преимущественно там, где есть вода, то есть, в долинах рек. И там же полно всякой живности, которую можно было встретить, а порой и на которую можно было нарваться. В окрестностях Джелалабада так вообще джунгли с обезьянами и попугаями, а у нас в Герате в основном зверьё жило речное, да степное.

Первый гад, кстати, в буквальном смысле этого слова, который встретился мне в Афгане, был варан. Отправили нас в январе собирать булыганы, дабы построить в чистом поле парк боевых машин. А поле к тому моменту уже превратилось, благодаря гусеницам советской бронетехники в тщательно перемешанное болото. Так вот, дали нам приказ собирать каменюки размером не меньше футбольного мяча и привозить их на стоянку танков. Танкам наши камешки – так, на раз в грязь вогнать или раздробить в гравий, если посуше на дворе. Но приказы, как известно, не обсуждают. Мы с ЗИЛом 131-й модели в пять человек из разведки и один из пехоты после трёх часов подобного собирательства уже мечтали рвануть куда-нибудь в гератскую зелёнку по боевой тревоге, ибо лучше под пули, чем сей сизифов труд. И я, уже отупевший от «рабского» труда на каменоломнях, поднимаю очередной камешек, а под ним сидит оцепеневший от мороза варан, метра в два. Скрутился весь такой кружком и зимует себе в спячке. Мне этот варан, если честно, до одного места, я их время от времени и в степи видел, и в горах родного Узбекистана – уж больно я любил путешествовать до службы по окрестностям Ташкента. Эдак, километров по сто в разные стороны. А вот мои друзья по роте преимущественно народ из/с (подбирайте предлог сами) Украины, с варанами встречались только в зоопарках. И вот, давай они его тискать и крутить – радостные такие. Я им говорю, на фиг он вам сдался, этот пресмыкающийся? Мало ли ещё какая зараза от него, вон на земле годами ползает. Не слышат, мало того волокут в кабину грузовика. Я махнул рукой – ей Богу, как дети. Однако, они немного не рассчитали реакции водилы ЗИЛа, а он то ли туркмен был, то ли узбек, я так и не понял, одним словом, с этой гадостью знакомый. Тот спал, когда они к нему с рептилией явились, а как увидел, начал плеваться и категорически отказался принимать доп.пассажира в кабину. Как оказалось, верно поступил. Эти, малолетние юнаты, етить их, затащили варана в кузов и скомандовали самим себе отбой работам, а время было около 16.00. В принципе рановато, конечно, да и в кузове даже дно камнями не закрыли, но, если у некоторых свербит в одном месте, им ничего не докажешь.

Довезли камни на полосу, которую выкладывали. Танки танкового батальона, с которым меня через некоторое время свела жизнь, стоят рядом колонной. Лучше бы шеренгой стояли, так как последний в колею встал, уже скребя брюхом по глине. Начали выгружать камни. И тут одному, самому активному юному биологу, с пехотного батальона, пришла в голову дурная мысль засунуть гада за пазуху бушлата, мол, мёрзнет теплолюбивое создание. Я ему в категорической форме говорю, даже не думай – эта скотина малого того, что хладнокровная и в холоде просто дрыхнет, так ещё и кусачая до жути, а укус этой дряни, почти как змеиный, с той разницей, что у змеи яд, а у этого козла во рту столько всякой каки, что мгновенное заражение неизбежно. Не послушал, не очень умный человек. Мало того, радостный такой с этой гадостью побежал к своим в палатки, типа, у кого-то из пацанов фотик есть. Только через неделю узнал от общих знакомых, что варан этого товарища рядового всё ж укусил, причём в самый момент фотографирования. Было бы здорово сейчас, спустя сорока лет, глянуть на тот кадр.

Мораль сего рассказа проста. Береги природу, мать твою, а то она ответит, в смысле пришлёт в ответ.