Антиутопия в понедельник тринадцатого

День такой, тяжелый, понедельник 13-е, да ещё лето. Да ещё пандемия с кризисом на пополам, да ещё безработица как массовая, так и моя, личная, индивидуальная. В общем, вроде всё плохо, а на деле? На деле, народ в моём садовом товариществе массово строит каменные дома, ну как каменные, как у всех из газосиликатного кирпича с последующей обкладкой кирпичом декоративным, ну как массово, на двести дворов уже двенадцать таких домов стоит и четыре строится. Во дворах многоэтажек у людей проблема, машину поставить негде – это плохо или всё же хорошо? В магазинах несмотря на старания населения даже в момент эпидемии, с прилавков ничего не исчезло, и самое странное, ничего не подорожало!  Это тоже вроде как плюс. У народов России долгие годы не было никаких тебе занятий по гражданской обороне, а по микробиологической атаке со стороны вероятного или вполне себе понятного противника так вообще с тридцатых годов, никто и ни о чём. Теперь после появления в нашей жизни коронавируса мы прошли курс выживания в условиях аэрозольно-вирусной пандемии. Как думаете увеличивает этот опыт наш шанс на выживание? Нас – это нас, как людей, как население страны, как государство, как нацию, ну или народ, кому как приятнее. Вероятно. А так как будущее никогда не гарантировало свой светлый вид, такой опыт России не повредит. Мир на самом деле стремительно меняется. Может так статься, что в конце года карту мира придётся перепечатывать, а в следующем году ещё раз, или несколько. И вот на фоне всех этих изменений, которые, ей Богу, проще называть бардаком, мы, ну то есть наша страна и её власть пытаемся остаться островком стабильности.

Вам не нравиться стабильность? Вы считаете, что всё плохо и всё должно поменяться? Тогда вам меньше двадцати пяти, и вы просто не помните недавнего прошлого нашей страны и жизни, которой жили Ваши родители. Если же Вам больше двадцати пяти, и вы всё помните, значит вы были в числе тех, кто жил в те годы сладко, а значит нечестно. Если Вам больше двадцати пяти, и вы жили в те времена честно, но всё равно за перемены, извините, можете дальше не читать, ибо вам дальше будет не интересно.  Ибо пытаюсь писать всё-таки на людей думающих, а не так себе. (извините, те кто относится к третьей группе товарищей, я Вас предупреждал).

Что дальше? Дальше всё и разом должно выстрелить. Народ на западе уже прозрел, что движение за жизни чёрных не что иное как форма чёрного расизма. Европа, уже давно поняла, что новые разноцветные рабы, которых настойчиво приглашали в Европу для работы на конвейерах BMV или Volkswagen, Renault или Pequot на самом деле превращают в рабов самих белых европейцев, уничтожая попутно Европу и всё, что было в ней ценного. И теперь в белых, которых разнежили десятилетиями демократических ценностей просыпается зверь. В США ненавидят Джорджа (Шварца) Сороса, ибо считают, что он развязал конфликт «black lives matter», то что он раньше делал в других странах, в самих штатах выстрелило многократно жестче. Противостояние белых и чёрных о котором я писал в 2005 году как об антиутопии в своём рассказе «Тяжелые времена» начало формироваться. Итак, вдарюсь-ка я в свою любимое занятие, в футурологию с примесью антиутопии. Что мы можем получить к концу года и к середине следующего?

Выборы в США могут стать причиной сначала острого политического, а потом как вариант и вооруженного конфликта в США. Первая большая стрельба может ожидаться к марту 2021 года, а к середине лета 21 года кризис может заполыхать вовсю и с применением тяжелых вооружений. В Европе, точнее в Германии, в которой всё и решается как всегда может полыхнуть одновременно и Восток, и Запад, но по двум разным конфликтам. Запад может спровоцировать большие группы неонацистов на вооруженное сопротивление власти, на фоне физического уничтожения цветных, при этом население начнёт эти группировки поддерживать. Посыплется политическое устройство страны и Восток объявит о создании Восточной Германии в границах ГДР. Их так достала общая Германия, что они с радостью отделяться для собственного пути. Тем более все большая радикалицазия и национализация западной Германии их станет настораживать. Многие немцы вспомнят, что это именно они когда-то были националистами всей Европы, за которыми шли сотни тысяч европейцев. Любой бардак в первую очередь обрушивает экономику, и никому не станут нужны ни индустрия туризма, ни индустрия развлечений, которые были созданы для сладких времён и тех, кому деньги девать некуда. Обрушаться экономики нефтяных стран, и стран в доли доходов, которых туризм и нефть, имели более пятнадцать процентов. Кто-то, тут же вспомнит Россию. Ха, умноженное на три. Россия продаёт нефть, не для того, чтобы выжить, а для того чтобы развиваться. И товары высокотехнологические мы продаём для того же, в отличии от Китая, который без продажи всего того, что он сейчас продаёт просто обрушиться. Европа, Япония, Китай, США, Ближний Восток, все центры мировой экономики и силы сильны только до тех пор, пока не наступил хаос и не обрушились все торговые связи. Все, сегодня, кроме России не способны выжить в отсутствии мирового порядка и мировой торговли. У нас есть всё.

«И был глубокий эконом, то есть умел судить о том, чем государство богатеет и почему, не нужно золото ему, когда продукт простой имеет». – и скажи после этого, что Александр Сергеевич Пушкин – не наше всё. Даже мироустройство двадцать первого века описал, точнее, что же именно важно в нём, в этом мироустройстве.

Мы способны жить в условиях железного занавеса. Мало того, нам этого не нужно доказывать, мы это прошли. Перевести Россию на рельсы внутреннего потребления можно по одному лишь щелчку. Да, в развитии потеряем, потому как интеграционные процессы помогают в разделении ролей при технологическом прогрессе. Но если мир полетит в верх тормашками, да ещё на него, на мир посыпятся эпидемии ещё более страшных болезней, чем нонешний коронавирус, закрыть границу будет единственно верным решением. Как в той поговорке все умрут, останусь только я.

Мир людей безусловно имеет очень большую инертность. И именно она часто спасала и спасает Цивилизацию, и даже если обрушиться практически весь мир – всем будет очень плохо, но мир выживет и начнёт восстанавливаться. Просто кому-то будет катастрофически плохо, а кому просто плохо. Да России тоже достанется, но если даст Бог и голода не будет, то выживем. А зерна у нас в последнее время много, и это вселяет надежду.